Ошибочные представления

Симпаты и обычные люди

Бодх о симпатах:

  • «Симпаты отличаются в большинстве своем от не-симпатов только тем, что они довели уровень своей искренности до значения, равному 1. У остальных людей он полностью нулевой. Наличие этой минимальной искренности позволяет им выявлять свои приятные и неприятные проявления и восприятия, обсуждать их, и конечно неприятных проявлений больше намного, иначе и быть не может. В итоге создается впечатление, что симпаты намного более неприятные, чем обычные люди.
    Это, конечно, не так, и чтобы убедиться в этом — пообщайся открыто, то есть не подстилаясь, в компании неприятного тебе симпата и приятного тебе не-симпата, и посмотри — чего получается. А получится то, что с неприятным тебе симпатом ты сможешь все таки наладить конструктивное общение, по меньшей мере мирное сосуществование. А приятный тебе не-симпат станет врагом и начнет тебя ненавидеть, мстить, и жить с ним мирно будет невозможно».

Я говорил с большим количеством людей, пытаясь разобраться из чего состоит их внутренний мир, их отношения к детям, к сексу, к семейным ценностям, к изменам, об их сексуальных фантазиях, о том, что они делают для развития детей, как относятся к развитию сексуальности детей, о том, во что они влюблялись, о желании сдавать своих детей в детдома, о том, что заставило их стать сексологами и так далее – в общем, на все те темы, которые считаются в обществе острыми.
Конечно, были люди, которые отказывались говорить на эти темы – но это бывает и среди симпатов, и тому несложно найти подтверждение на мс. Многие люди нередко испытывали дискомфорт от разговоров на такие темы – но разве и симпаты не испытывают дискомфорт от переписок по острым вопросам?
И все же многие люди, которые изначально казались адекватными, довольно спокойно и долго могли разговаривать на острые темы, не впадая в сильное негативное отношение ко мне – не говоря уже о ненависти, мести и невозможности мирно жить. Такие разговоры с людьми можно прочитать в моем жж. Нередко симпаты писали потом «Как тебе удается разговаривать с людьми на эти темы без того, чтобы люди кидались на тебя и без того, чтобы посылали с первых 5 минут разговора?»

Ответ на самом деле очень простой – если ты даешь человеку понять, что ты искренне заинтересован в нем, что ты не хочешь и не будешь его осуждать, что ты готов обсуждать любые подобные темы и в отношении себя, что твоя открытость – это интерес к нему как к человеку, а не желание его осудить или переделать – то, как правило, довольно много можно узнать о людях, не вызывая в них ничего из ранее описанного – тебя не начинают ненавидеть, тебе не хотят мстить – с тобой продолжают общаться, заниматься сексом, шутить и проводить время.
Мне не очень понятно это нагнетание истерии в отношении внешнего мира, в то время как можно сделать и другие, более адекватные выводы:
* У нас просто нет навыка общения с другими людьми, но как и любой другой навык – он вырабатывается.
* Разговоры с людьми на острые темы возможны, если не впадать в праведность, возмущение и желание доказать и переубедить.
* Искренний интерес к людям несовместим с их частым осуждением.

Вывод, мне кажется, довольно простой — если ты говоришь с человеком с искренним интересом и даешь ему понять, что не осуждаешь его, то адекватные люди довольно часто идут на контакт; а если ты с ними говоришь как симпат – то такое общение невозможно и никогда не приводит к тому, ради чего общение, как правило, происходит. Ошибка здесь в том, что когда говорится «не подстилаясь», то имеется в виду симпатский стиль общения, в котором много возмущения, желания подавить, показать чувство превосходства и добиться моментального признания вины, и это, естественно, не выносит никто — ни сами симпаты, ни обычные люди. (Речь идет не о предложении вежливого общения в качестве альтернативы – речь идет о том, что при установлении доверия нет необходимости говорить эзоповым языком – обтекаемо-вежливо и сглаживая углы.  Достаточно говорить с человеком без осуждения и продавливания своей точки зрения – и тогда нередко люди реагируют адекватно даже на очень откровенные разговоры).

*

Вывод о причинах различия реакций обычных людей и симпатов тоже не такой однозначный, как в цитате Бодхи, где он утверждает, что с обычными людьми невозможно общаться на острые темы. На самом деле проблема не в острых темах, да и создание договоренностей у симпатов – не всегда результат желания продолжать адекватное общение.  Симпат не может позволить себе реакцию обычного человека – он не может защищаться, иначе будет уличен в агрессии, лживости или другом омрачении. Oтказ обсуждать что-либо часто сопровождается нежелательными последствиями — если ты не хочешь обсуждать что-либо, с тобой прекращают общаться люди, которых ты считаешь очень для себя интересными и важными. Поэтому согласие продолжать общение и создание договоренностей не всегда говорят об адекватности реакции симпата. Часто согласие  является вынужденным и обусловленным страхом потери — а не адекватной реакцией на создание договоренностей.

Реклама
Categories: Бодхи, Двойные стандарты, Ошибочные представления, Самообманы, Элитизм и превосходство к людям | 4 комментария

Иллюзия отличия от обычных людей

Мне легко было поверить, что принятие в мир беженцев является подтверждением моего отличия от обычных людей. Я стал «обоснованно» чувствовать себя на голову выше остальных. Я хочу показать насколько абсурдно это представление.
Убежденность, что я лучше других людей опирается на несколько уверенностей:

1. «Я могу испытывать озаренные восприятия»
Это правда, я могу иногда их испытывать. Вопрос только в том — как часто. На протяжении многих лет я испытываю озв 2-3 минуты в день, короткими, секундными всплесками. И это в лучшем случае; бывают дни и недели, когда этого не происходит совсем.
Люди тоже иногда испытывают озв всплесками, и здесь нет особой разницы между мной и обычными людьми — по крайней мере нет такой, когда чувство превосходства было бы хоть чем-то оправдано.

2. «Я научился различать восприятия»
Да, появился такой такой навык. Но можно добавить, что этот навык сделал меня похожим на адекватного психолога. Есть ведь более-менее талантливые психологи, которые исследуют людей и понимают, что движет ими во многих ситуациях. Когда я читал Сюзан Форвард, то ловил себя на мыслях — многое, что я исследовал в людях, четко описано и ей.
Есть еще очень существенный вопрос: как часто я применяю на практике полученные знания, сделало ли это из меня человека с более привлекательным набором качеств? Нет, этого не произошло.
Значит, если я чем-то и отличаюсь от людей — то тем же самым, чем более-менее талантливый психолог отличается от них; это ведь абсурд считать себя лучше или чем-то в корне отличающимся от людей на основании этого.

3. «Я считаю, что отличаюсь от обычных людей тем, что знаю о возможности испытывания озв».
Есть люди, которые знают, что был Будда, что он достиг просветления и что он сумел поменять свою жизнь. Делает это знание этих людей лучше, меняет ли их жизнь? Практически нет. Вот и со мной то же самое. И это кажется поразительным — я, как книжный червь, испытываю превосходство по отношению к другим только за маленький кусок формального знания, который не применяю в жизни.

4. «Я умею устранять негативные эмоции».
Это миф — любой беженец может положа руку на седце признаться, что нэ были устранены чисто не больше чем раз пятнадцать за 8 лет. Aбсурдно испытывать из-за этого превосходство к людям.
Я не умею устранять негативные эмоции, я умею их только сбивать, нo и это желание возникает не часто — чем это отличается от обычных людей, у которых тоже есть концепции, что некоторые негативные эмоции испытывать нехорошо?

5.  «Я прилагаю усилия к изменениям».
Ну здесь вроде и особо разбирать не надо… процент искренних усилий был ничтожно малым. Говорить, что это отличает меня от людей мне кажется бессмысленным.
Я научился прилагать кучу механических усилий и игнорировать длительные самоизнасилования. Но это странно — считать себя лучше других потому, что у меня есть способность к самоизнасилованию. Я ничем не отличаюсь от культуристов в этом смысле — они тоже упорно делают то, что никакой радости им не доставляет, и ничего не добавляет кроме мускул…

Categories: Ошибочные представления, Сектантство, Элитизм и превосходство к людям | 36 комментариев

Ошибочные представления

Много постов получается из книжек — есть еще очень много материала и из личного опыта и наблюдений, просто за всем не угнаться. Примерно первые 60-70 постов в блоге в основном о моих наблюдениях, основанных на личном опыте, так что если интересно, то просто прокрути назад пару страниц.
В этом посте часто говорится о контроле сознания и реформировании мышления, чтобы не подпрыгивать на стуле от этих страшных слов, можно прочитать о разъяснении этих понятий здесь.

Хассен об ошибочных и одновременно типичных представлениях людей.

  • «НЕТ НИКАКОГО РЕФОРМИРОВАНИЯ МЫШЛЕНИЯ, ЕГО НЕ СУЩЕСТВУЕТ»

Люди, с порога отвергающие существование контроля сознания, обычно имеют искаженное представление o нем. «Никто не может стереть вашу личность и превратить вас в зомби с промытыми мозгами» — таково обычное убеждение. Реформирование мышления не стирает подлинное «я» человека, а формирует субличность в виде культового «я», подавляющего свободную волю. В разговоре с человеком, подвергающим сомнению контроль сознания, можно обсудить, как культовая личность не допускает возможности думать, чувствовать или вести себя вразрез с доктриной группы. Понимание культового контроля сознания зависит от проведения этого решающего различия между двумя личностями одного и того же человека — культовой и подлинной.
Некоторые утверждают, что раз люди могут расстаться с культами, значит, контроля сознания не существует. Но, как правило, истина заключается в том, что они заболели, разочаровались или их изгнали. Тот факт, что люди сами уходят из культов, не означает, что контроля сознания не существует, — он означает только, что контроль сознания не абсолютен.

  • ВСЕ, ЧТО ПРОИСХОДИТ, ЯВЛЯЕТСЯ КОНТРОЛЕМ СОЗНАНИЯ

Ход мысли здесь следующий: контроль сознания существует повсюду — например, в психотерапии, рекламе, образовании и в армии, — поэтому без него не обойтись. Когда мы допускаем подобные обобщения, любые различия утрачиваются, мы не достигаем никакой ясности. Более продуктивна модель, в соответствии с которой проявления контроля сознания и отношения к нему распределяются в некоем пространстве, на одном полюсе которого будет влияние квалифицированное, тактичное, ценящее индивидуальность и способствующее личностному росту; а на другом — исповедующее негативные ценности, такие, как конформизм адепта, его рабская зависимость от группы и подчинение авторитарному лидеру.

  • ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ? ОН ЖЕ ГОВОРИТ, ЧТО ОН СЧАСТЛИВ!

Культовая идентичность создается методами контроля сознания. Она не тождественна личности в целом. Тем, кого обманула культовая личность, можно предложить заглянуть за улыбающуюся маску. Помните, что культистов учат подавлять отрицательные мысли и эмоции личного характера. Они натренированы говорить о своем участии в культе только положительно. Когда адепт заявляет, что «счастлив», за него говорит культовая личность, культовое «я» делает то, чему было обучено.
В свою бытность адептом культа я заявлял всем, что был счастливее, чем когда-либо ранее в моей жизни. Среди мунистов пребывание рядом с Богом приносит «счастье», а Бог определяется как страдающий родитель. Следовательно, чем сильнее вы способны ощутить страдающего Бога, тем счастливее вы будете. По этой логике, напоминающей сюжеты Дж. Оруэлла, счастье есть страдание. Как мунистов, нас учили подавлять все отрицательные чувства и мысли, так что мы обязаны были чувствовать себя счастливыми. Нам не разрешалось чувствовать себя как-то иначе.

  • ОН ИМЕЕТ ПРАВО ВЕРИТЬ, ВО ЧТО ХОЧЕТ

Если человек хочет верить, что Дэвид Кореш — Христос, это его право. Если люди хотят верить что Сан Мьюнг Мун и Хак Джа Хан — идеальные Истинные Родители, они имеют на это право. В свободном обществе люди вольны верить во что угодно, однако это не означает, что их не стоит ограждать от влияния, мешающего переоценивать верования. Социальные психологи провели эксперименты, наглядно продемонстрировавшие, как верования человека могут чрезвычайно легко поддаваться влиянию при правильном подборе социальных обстоятельств.
Если человек настаивает, что свободно выбрал свои верования, особенно те, что противоречат прежним, он должен быть готов участвовать во всесторонней дискуссии с целью показать, что сам принимал решение, когда выбирал новые верования. Для любого человека, рожденного в рамках определенной системы религиозных, политических или каких-то иных верований, всегда приходит время взросления, когда становится необходимо бросить себе вызов и проверить собственные предположения. Это нечто большее, чем одномоментный процесс, это должно произойти с каждым из нас, когда мы достигаем уровня ответственности, характерного для взрослого человека.

  • ОН СЛИШКОМ УМЕН, ЧТОБЫ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К КУЛЬТУ

 Многим людям трудно поверить, что яркие, талантливые люди — часто из хороших семей и с высшим образованием — могут попасть под контроль культа. Они не в состоянии понять, что культы преднамеренно ищут «ценных» людей, они буквально охотятся на умных, неравнодушных и целеустремленных. Большинство бывших культистов, с которыми я встречался, были исключительно яркими, способными и образованными людьми. Они демонстрировали живое воображение и творческий разум. Они были способны сосредоточиваться и входить в глубокие состояния концентрации. Как правило, это идеалисты с хорошо развитым чувством социальной ответственности. Они с максимальной самоотдачей стремятся внести положительный вклад в жизнь человечества. Культовые группы, применяющие контроль сознания, процветают в той степени, в какой они могут находить таких интеллектуальных, динамичных и целеустремленных людей.

  • ДОЛЖНО БЫТЬ, ОН СЛАБ ИЛИ ИЩЕТ ЛЕГКИХ ОТВЕТОВ. ЕМУ НУЖЕН КТО-ТО, КТО БЫ РУКОВОДИЛ ЕГО ДЕЙСТВИЯМИ

Это — очень широко распространенное, но ошибочное обобщение относительно культистов. Люди часто стараются придраться к тем, кто переживает трагедию, обвиняя жертву. Возложение вины на кого-либо дает людям ложное ощущение контроля над собственной жизнью, дистанцирует их от жертвы. Однако представление о том, что люди сознательно присоединяются к деструктивным культам, является неверным.

  • ОН УЙДЕТ САМ, КОГДА БУДЕТ ГОТОВ

Эта точка зрения основывается на предположении, что у члена культа есть возможность свободного выбора, что он может уйти по собственной воле. Все секты формируют фобии у участников, одна из них — уверенность, что вне группы не может быть ни просветления, ни духовного развития, ни положительного изменения я в жизни. Жизнь вне группы становится бессмысленной. Вместе с приобретением этих фобий, утрачивается возможность свободного выбора и, несмотря на частое наличие формальной возможности, выбор сектанта давно предопределен.

Categories: Ошибочные представления, Сектантство | 1 комментарий

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.