Психология гуру

Интервью Далай Ламы

Интересный кусок из интервью Далай Ламы. Удивительно, что Далай Лама сам оспорил общепринятую концпцию преданности гуру в буддизме.

dalai-lama«Если мы возьмем для рассмотрения взаимоотношения между гуру и учеником, то, поскольку гуру играет такую важную роль — служит источником вдохновения, благословения, устных передач и так далее, правильным отношениям со своим гуру и правильной опоре на него придается колоссальное значение. В текстах, описывающих эти практики, мы находим, например, такую молитву: «Да смогу я взрастить в себе такое уважение к гуру и такую преданность к гуру, дабы я мог видеть чистым каждое его деяние». Я сказал тридцать лет назад, что это очень опасная концепция. Эта концепция — смотреть на любое поведение учителя как на чистое и на любое его действие как на просветленное может повлечь за собой эксплуатацию учеников. Я тогда сравнил ее с ядом. Для некоторых тибетцев подобное сравнение, возможно, показалось несколько экстремальным. Однако сейчас, с течением времени, мое предупреждение оказывается довольно уместным.

Вы как ученики должны сначала присмотреться к потенциальному учителю и тщательно проанализировать его поведение. Не называйте человека своим учителем, или гуру, до тех пор, пока не удостоверитесь в его честности. Это очень важно. И, второе, если, осознанно выбрав своего учителя, вы затем обнаружите в нем какие-то нездоровые тенденции, вы вправе с ними не соглашаться — это крайне важно».

 

Categories: Зависимость от авторитета, Психологические зависимости, Психология гуру, Психология гуру | 3 комментария

Эрих Фромм – Механизмы авторитарной совести (1)

По книге Эриха Фромма «Человек для себя»

  • «Уважению к авторитету сопутствует запрет на критическое отношение к нему. Авторитет может снизойти до объяснения своих приказов и запрещений, наград и наказаний или может воздержаться от этого; но индивид не имеет никакого права задавать вопросы и критиковать. Если индивиду кажется, что есть какие-то основания для критики в адрес авторитета, то виноват в этом подчиненный авторитету индивид; и уже сам тот факт, что некий индивид отваживается на критику, является доказательством его виновности. Долг признания превосходства авторитета влечет за собой определенные запреты. Самым главным из них является табу на чувство равенства или на способность стать когда-либо равным авторитету, поскольку это противоречило бы безоговорочному его превосходству и уникальности. Признание собственного бессилия, самоуничижение, отягощенность чувством собственной греховности и порочности — вот признаки благости. Само наличие виноватой совести служит знаком добродетельности, потому что виноватая совесть — это симптом «страха и трепета» человека перед авторитетом».
  • «Интериоризация авторитета имеет два значения: первое, которое мы только что рассмотрели, где человек покоряется авторитету; другое, где он берет на себя роль авторитета, относясь к себе с такой же суровостью и жестокостью. Таким образом, человек оказывается не только послушным рабом, но также и суровым надсмотрщиком, который относится к себе, как к своему рабу. Это второе значение очень важно для понимания психологического механизма авторитарной совести. В авторитарном характере при более или менее подавленной плодотворности развиваются определенные признаки садизма и деструктивности».
  • «Авторитет как законодатель заставляет подчиненных ему людей чувствовать себя виновными за свои многочисленные и неизбежные проступки. Вина за неизбежные проступки перед авторитетом и потребность в их прощении, таким образом, порождает бесконечную цепь прегрешения, чувства вины, потребности в отпущении грехов, которая держит человека в кабале, а благодарность за прощение сильнее критичности по отношению к требованиям авторитета. Именно это взаимодействие между чувством вины и зависимостью укрепляет прочность и силу авторитарных отношений. Зависимость от иррационального авторитета ведет к слабости воли у зависимого человека, и в то же время то, что парализует волю, усиливает зависимость. Так образуется замкнутый круг».
  • «Если совесть опирается на суровый и неприступный иррациональный авторитет, развитие гуманистической совести может оказаться почти полностью подавленным. Тогда человек становится целиком зависим от внешних сил и утрачивает возможность заботиться о собственном существовании и чувствовать ответственность за него. Все, что ему остается, это одобрение или неодобрение этих сил, которые могут быть государством, вождем или не менее всевластным общественным мнением. Даже самое безнравственное, с гуманистической точки зрения, поведение может восприниматься с авторитарной точки зрения как «долг».
Categories: Зависимость от авторитета, Психология беженца, Психология гуру | Оставьте комментарий

Эрих Фромм – Механизмы авторитарной совести (2)

По книге Эриха Фромма «Человек для себя»

  • «Зачастую переживание, которое люди принимают за чувство вины, порожденное их совестью, фактически является не чем иным, как страхом перед авторитетами. Совестью же такие авторитеты, как родители, церковь, государство, общественное мнение, сознательно или бессознательно воспринимаются как этические и моральные законодатели, чьи законы и санкции человек усваивает, интериоризируя их. Законы и санкции внешнего авторитета становятся как бы частью человеческого «я», и вместо чувства ответственности перед чем-то внешним, человек чувствует ответственность перед чем-то внутри себя самого: перед своей совестью. Совесть представляет собой более эффективный регулятор поведения, чем страх перед внешними авторитетами; ибо, будучи в состоянии уклониться от последних, человек не может убежать от себя и, следовательно, от интериоризованного авторитета, который стал частью его «я». Предписания авторитарной совести определяются не ценностными суждениями самого человека, а исключительно тем фактом, что ее повеления и запреты заданы авторитетами».
  • «Наличие внешних авторитетов, по отношению к которым человек испытывает благоговейный страх, является источником, постоянно питающим интериоризованный авторитет, совесть. Свое содержание авторитарная совесть получает из повелений и запретов авторитета; ее сила коренится в эмоциях страха перед авторитетом или восхищения им».
  • «Чистая совесть — это сознание, что авторитет (внешний и интериоризованный) доволен тобой; виноватая совесть — это сознание, что он тобой недоволен. Чистая (авторитарная) совесть порождает чувство благополучности и безопасности, ибо она подразумевает одобрение авторитета и достаточную близость к нему; виноватая совесть порождает страх и ненадежность, потому что действия наперекор воле авторитета чреваты опасностью наказания и — что еще хуже — опасностью отверженности».
  • «Самым важным симптомом поражения в борьбе за самого себя является виноватая совесть. Если человеку не удалось вырваться из авторитарных сетей, безуспешная попытка к бегству оказывается доказательством вины, и только вернувшись к покорности, можно вновь обрести чистую совесть».
  • «Теперь мы обратимся к вопросу о том, каково содержание чистой и виноватой авторитарной совести. Хотя очевидно, что любое нарушение позитивных норм, постулированных авторитетом, являет собой неповиновение, а значит, и вину (независимо от того, хороши или плохи эти нормы сами по себе), есть действия, расцениваемые как проступки, в любой авторитарной ситуации. Первый такой проступок — это бунт против установленного авторитетом порядка. Неповиновение становится «главным грехом», а послушание — главной добродетелью. Послушание предполагает признание за авторитетом верховной власти и мудрости, признание его права приказывать, награждать и карать по своему усмотрению. Авторитету подчиняются не только из-за страха перед его властью, но и из-за убежденности в его моральном превосходстве и правоте».
  • «Когда воля ребенка подавлена, его чувство вины подкрепляется еще и иным способом. Он смутно осознает свою подчиненность и поражение, и должен выработать к ним какое-то отношение. Он не может испытывать приводящие его в замешательство и причиняющие боль переживания, не пытаясь объяснить их. Рационализация в данном случае в принципе та же, что и у индийского неприкасаемого или христианского страдальца — его поражение и слабость «объясняется» наказанием за его грехи».
  • «Иррациональная вера представляет собой фанатичную убежденность, коренящуюся в подчинении чьему-то личному или безличному авторитету».
Categories: Зависимость от авторитета, Интересные цитаты, Психология гуру | Оставьте комментарий

Сюзан Форвард — Методы и механизмы эмоционального шантажа (1)

Здесь и далее слово шантажист обозначает человека, который прибегает к эмоциональному шантажу.
(По книге С. Форвард «Эмоциональный Шантаж»)

  • «Некоторые эмоциональные шантажисты утверждают, что мы сопротивляемся им только потому, что в чем-то ущербны. В психотерапии это называется патологизацией, и, хотя я очень не люблю использовать психиатрическую лексику, термин патологизация наиболее полно описывает это явление. Патологизация — это способ заставить нас казаться больными, если мы не соглашаемся с предъявленными нам требованиями».
  • «Обвинения в неполноценности нацелены на ту область нашего сознания, которую трудно защитить. Нам легче справиться с критикой своих навыков и поступков, потому что мы окружены надежной внешней оценкой наших действий. Но если шантажист утверждает, что мы психически ущербны, то можем принять его мнение за рациональную обратную связь, поскольку знаем, что не всегда объективны в отношении самих себя. Шантажисты, обвиняющие нас в неполноценности, рассчитывают именно на это. Как и демагогия, обвинение в неполноценности лишает нас уверенности в своем разуме и характере».
  • «Подобно родителям, которые полагают, что наказания формируют характер ребенка, шантажист может убедить себя, что наказаниями он помогает жертве. Вместо чувства вины или угрызений совести за обиды, причиненные окружающим, он чувствует гордость — ведь он помогает нам стать лучше».
  • «Когда попытка шантажа в одиночку не удается, многие из эмоциональных шантажистов призывают подкрепление. Они приводят на помощь других людей — членов семьи, друзей, священников, — чтобы добиться своего и доказать свою правоту. Таким образом, шантажисты удваивают и утраивают свои силы. Они привлекают всех, кого любит и уважает их жертва, и та чувствует себя подавленной перед лицом численного превосходства».
  • «Трудно признаться себе, что, уступая шантажисту, мы в действительности обучаем его шантажировать нас. Однако неприятная истина заключается в том, что подчинение требованиям шантажиста поощряет его, и каждый раз, когда — сознательно или бессознательно — мы уступками помогаем человеку совершить какое-либо действие, мы самым определенным образом даем ему понять, что он может совершать те же действия и в дальнейшем».
  • «Цена, которую требуется уплатить за капитуляцию перед шантажистом, огромна. Его реплики и поведение лишают нас равновесия, оставляют чувство стыда и вины. Мы понимаем, что нужно изменить ситуацию, и постоянно клянемся это сделать, но в очередной раз попадаемся на хитрость, обман или в ловушку. Мы начинаем сомневаться в своей способности выполнять обещания, теряем уверенность. При этом занижается самооценка. Но наверное, хуже всего то, что каждая капитуляция перед эмоциональным шантажом разрушает нашу целостность — внутренний компас, который помогает определять наши ценности и поведение. Хотя эмоциональный шантаж — не тяжкое преступление, ни на минуту не забывайте, что ставки в нем высоки. Если мы миримся с эмоциональным шантажом, он разъедает нас изнутри и ставит под угрозу самые важные отношения и чувство самоуважения».
Categories: Интересные цитаты, Механизмы эмоциональной зависимости, Психология гуру | Оставьте комментарий

Сюзан Форвард — Методы и механизмы эмоционального шантажа (2)

Здесь и далее слово шантажист обозначает человека, который прибегает к эмоциональному шантажу.
(По книге С. Форвард «Эмоциональный Шантаж»)

  • «Как только шантажист замечает, что он может воспользоваться виной жертвы, вопрос времени становится для него непринципиальным. Если нет недавних случаев, которые можно использовать для перекладывания вины и упреков, подойдут и прошлые. Для него не существует полного искупления вины. Объекты шантажа обнаруживают, что для них не существует закона об исковой давности, не существует момента, после которого о давнем «преступлении» — реальном или воображаемом — можно позабыть».
  • «Искусители» — самые коварные шантажисты. Они ободряют нас, обещают любовь, деньги или продвижение по службе — ту самую морковку на конце шеста, а затем объясняют, что если будем вести себя плохо, то не получим обещанное. Награда кажется соблазнительной, но она превращается в ничто всякий раз, когда мы к ней приближаемся. Желание получить обещанное настолько велико, что мы забываем о многих неполученных наградах до тех пор, пока не осознаем, что являемся объектом эмоционального шантажа».
  • «Многие из нас изучали основы психологии в школе или колледже, и, наверное, слышали о русском ученом Иване Павлове, о его экспериментах с собаками и классической демонстрации условного рефлекса. Павлов изучал пищеварительный процесс, который начинался с выделения слюны при виде пищи. Однако он заметил, что если перед кормлением звонил колокольчик, собаки ассоциировали его звук с процессом кормления и начинали выделять слюну при звоне колокольчика, а вот вида пищи уже не требовалось. Точно так же объекты эмоционального шантажа демонстрируют условный рефлекс каждый раз, когда встречаются с событием, спровоцировавшим глубокий страх».
  • «Иногда мы реагируем всего лишь на намек того поведения, которого страшимся. «Стоит отцу покраснеть и нахмурить брови, как я уступаю, — сказал Джош. — Похоже, что ему уже не нужно кричать».
  • « Подобно родителям, наказывающим ребенка, приговаривая: «Это для твоей же пользы», шантажист умеет давать искусные рациональные объяснения, чтобы убедить жертву в том, что эмоциональный шантаж ей полезен».
  • «Мы верим демагогии, потому что считаем своих друзей, любовников, начальников и членов семьи хорошими людьми, неспособными на зло, бесчувственное поведение и притеснения. Нам хочется доверять окружающим, а не признаваться в том, что они манипулируют нами, приклеивая ярлыки, которые заставляют нас чего-то стыдиться или чувствовать себя в чем-то неполноценными».
  • «Все шантажисты почти полностью концентрируются на своих потребностях и своих желаниях. Им ни в коей мере не интересны наши потребности или то, как на нас влияет их прессинг».
  • «Знание того, что мы не идеальны и способны совершать ошибки, полезно. Однако здоровая самооценка может легко превратиться в самоуничижение. Перед лицом критики мы вначале обычно не соглашаемся, а потом приходим к выводу, что наше восприятие неверно. Как мы можем считать себя правыми, если кто-то важный для нас утверждает обратное? Может быть, мы просто ошибаемся. Мы обладаем чувствами и опытом, но не доверяем им и часто отвергаем истинность своих идей, чувств и озарений, позволяя другим решать за нас.  Это очень распространенное явление, когда мы взаимодействуем с авторитетными людьми. Снова повторяется: «Отцу виднее». Но на месте отца может стоять любовник или друг, которым мы восхищаемся и который к тому же может оказаться шантажистом. Мы наделяем этих идеализированных людей силой и мудростью и верим, что они хитрее, умнее и не ошибаются. Нам подчас не нравятся их поступки, мы сомневаемся в справедливости их просьб, но при отсутствии уверенности в себе позволяем им добиваться своих целей, не сомневаясь в их версии реальности. (Это особенно относится к женщинам, которым давно внушали, что они — создания эмоциональные, а потому не могут знать ничего важного, в то время как мужчины — существа высшего порядка, разумные и логичные. Когда мы приписываем разум и мудрость другому человеку — мы вынуждены делать это, если не доверяем себе, — ему несложно сохранить нашу неуверенность в себе)».
  • «Жертвы насилия часто сомневаются в себе, чтобы отгородиться от ужасов прошлого. Чаще всего я слышала такие утверждения: «Может быть, это было не так плохо, как я думаю», «Может быть, у меня преувеличенная реакция», «Может быть, мне это только кажется».
  • «Причины эмоционального шантажа — это попытки стабилизировать чувство неуверенности и незащищенности шантажиста. Большая часть обвинений, демагогии и ощущения собственного превосходства, которые иногда настолько сильны, что заставляют нас уступать эмоциональному шантажу, не имеет под собой почвы. Они основаны на страхе, тревоге и неуверенности, которые живут внутри шантажиста. Очень часто эмоциональный шантаж больше связан с прошлым, чем с настоящим, он направлен на выполнение желаний шантажиста, а вовсе не на то, что мы, по его мнению, сделали или не сделали. Но это не означает, что мы не играем ключевой роли в процессе шантажа. В конце концов, без нашего участия он был бы невозможен».
  • «Я призываю людей брать на себя ответственность за свои поступки. Однако многие верят, что должны винить себя за каждую проблему, возникающую в нашей жизни или в жизни окружающих, хотя они не имели к ней никакого отношения. Разумеется, шантажисты не только поддерживают эту веру, но и требуют ее от нас. Если они чем-то недовольны, проблема лежит в нас, а ее решением служат наши уступки».
  • «Особенно трудно поверить в правильность своего восприятия, когда люди, которых мы любим, говорят, что вы ошибаетесь, больны или сошли с ума».
Categories: Интересные цитаты, Механизмы эмоциональной зависимости, Психология гуру | Оставьте комментарий

Бодх, противоречия-2

О появлении ника:

  • Бодх: «Залез в какой-то чат — надо регистрироваться — ник Сева был занят, а я только что посмотрел фильм «На гребне волны», и там был некий Бодхи — харизматичный такой персонаж, меня он впечатлил. Ну и назвался Бодхом. Так что мой ник — не дань уважения буддизму, а следствие восхищения лубочным образом грабителя банков :)
  • Тринадцать лет назад я взял себе в интернете ник «Бодхи», будучи увлечен тогда буддизмом. На появление этого увлечения повлияло прежде всего чтение книг, которые я поглощал с таким же интересом, как и книги Николла, Ричарда Баха, Ишервуда, Кришнамурти, Кастанеды и других.
  • В жж: «Почему вы назвали себя Бодхи?»  — «Назвал себя так, потому что слово нравится. И его значение тоже: «ясное сознание».
Categories: Бодхи, Психология гуру | Оставьте комментарий

Бодх, противоречия. Критерии Лифтона.

«Мистическое манипулирование» — одна из технологий реформирования мышления (по Лифтону). Включает планирование случаев, демонстрирующих внешне спонтанные или «сверхъестественные» события».
(Когда, манипулирование становится заметным, то следующий аргумент всегда — «это делалось во благо участников ситуации»)

1.

  • Письмо Бодха, года 3 назад, где он описывает излечение от рака в детстве:

Где-то в 3 года у меня начались боли в печени, я вел очень малоповижный образ жизни в связи с этим, в 4 года у меня диагностировадли рак печени, и в 5 лет меня выписали окончательно из последней больницы, сообщив, что последние 3 месяца жизни лучше провести в семье, так как рак все равно безнадежный. От меня это скрывали до последнего, но мне и так было ясно, что все кончено, так как боли стали такими, что я не только ходить или сидеть, а даже лежать не мог — только в какой-то одной позе с переменным состоянием. И в какой-то момент я понял, что это конец. И еще подслушал разговоры родителей на кухне вечером, из которых понял, что мне жить осталось примерно месяц. Печень была увеличена настолько, что врачи говорили , что мне опасно даже медленно ходить, так как она может просто оторваться в любой момент. Но когда мне стало ясно, что все кончено, то возникла решимость — умирать, так в борьбе. Я просто встал с кровати и стал ходить — час за часом, просто перестав обращать внимания на боль, так как она была такая сильная, что возникло какое-то состояние равнодушия к ней. Родители, увидев меня ходящим, охуели, но я чуть ли не начал кусаться, когда они пробовали меня уложить, а силой они просто побоялись заставить меня лечь, и по ним было видно, что в общем они понимают, что уже все равно. Тогда я испытывал решимость на 10 бороться за жизнь, причем у меня была уверенность, что необходимо делть именно это — ходить и вообще вести себя, как будто я здоров, как будто боли нет (своего рода медицина-21). И удивительно, но год за годом я не умирал, и состояние даже стало улучшаться, и в 12 лет меня вообще сняли с учета — новый врач в больнице , осматривая мою печень, поначалу счел моих родителей сумасшедшими или мошенниками, так как печень была совершенно здорова, и не было никаких следов вообще каких-либо болезней. Тем не менее, впервые в жизни я очень аккуратно пробежался только примерно в 9 лет. А затем очень быстро стал развиваться физически. К 17 годам я отлично играл в футбол, бегал по 20 км, был кандидатом в мастера спорта по беговым лыжам, и еще занимался своим «странным кунг-фу», которому учился в странных состояниях.»

  • Недавнее признание Бодха: «Если бы не медицина, я бы сдох еще в детстве».

2.

Жизнь в осознанных сновидениях.

  • Бодх об осознанных сновидениях и поддержании связи с группой Карлоса Кастанеды.
    «В своих путешествиях в сновидении я еще очень давно познакомился с известным по книгам Кастанеды Элихио, и в своем путешествии в Южную Мексику много лет назад я воспользовался его приглашением, и встретился лично с ним и с двумя его партнерами по практике. К моему удивлению они не возражали против моей просьбы сделать одно единственное фото (так мне было бы удобнее в будущем настраиваться на совместные сновидения), но попросили не публиковать это фото нигде до некоторых пор. Сейчас это уже значения не имеет, указанный срок вышел, и я публикую это фото». (архив сайта bodhi.ru)
  • Бодх об осознанных сновидениях в переписке беженцев: «Я видел осознанные сновидения только 3-4 раза в своей жизни».

3.

  • О других случаях с похожими утверждениями можно почитать здесь.
Categories: Бодхи, Группа Бодхи, Психология гуру | 5 комментариев

Крамер и Олстед — интересные цитаты

  • Восстание против одного авторитета (общества) и принятие другого (лидер, который дает разрешение восставать) всего лишь смещает в людях чувство зависимости, давая в то же время иллюзию освобождения.
  • Тот взгляд, что достигший просветления человек может делать все, что угодно, также все что угодно может оправдать.
  • Для того чтобы собирать и удержать своих членов, каждая группа должна верить и защищать свое положение превосходства, и претендовать на то, чтобы быть лучшей в осуществлении чего-либо ценного.
  • Существуют различные способы высвобождения подавленного в себе. Капитуляция перед лидером группы, который этому способствует, является одним из них. Однако это рискованно. Здесь эти подавленные аспекты сильно податливы к манипулированию, потому как их допустимость зависит от разрешения авторитета. Авторитет, таким образом, окончательно определяет, что является позволительным.
  • При помощи сексуальных отношений с учениками выстраиваются иерархии предпочтения, где ученики соревнуются за статус большей привлекательности для лидера.
  • Людям не нужен второсортный гуру; они хотят такого гуру, который кажется самым лучшим. Поскольку чистота является стандартом измерения мира гуру — каждый гуру должен выражать самые высочайшие черты. Это, естественно, становится благодатной почвой для подхалимства, лжи и культивирования ложных образов чистоты. Гуру, таким образом, вынуждены принимать роль высочайших, наилучших, самых просветленных, самых любящих, самых бескорыстных, наичистейших представителей самых глубоких истин; ибо если бы они этого не делали, люди пошли бы к тем, кто этому соответствует. Следовательно, для гуру во многом невозможно позволить себе действительную близость с другими, которая требует ситуации равенства. Все его взаимоотношения должны быть иерархическими.
  • В самой сути власти лидера над учеником содержится родительский тип авторитета.
  • Знание того, чего другие люди не знают и обладают сильным желанием узнать, автоматически устанавливает господство лидера.
  • Несомненно, если люди приучены не доверять себе, они отдадут имеющуюся у них власть, тем, кто, как они полагают, может их защитить.
  • У людей есть надежда, что лидер будет совершенным или  идеализированным родителем, которого ты никогда не имел — истинным источником необусловленной любви. Но эта так называемая необусловленная любовь обусловлена капитуляцией перед лидером и принятием его авторитета.
  • Способность более глубокого видения не гарантирует того, что ум человека со временем не станет более склонным к одурачиванию себя. Более того, когда к человека считают «добившимся успеха», то потенциал для самообмана намного больше, чем в любой другой ситуации.
    В центре этой основной ловушки находится построение образа себя, как достигшего такого состояния, где самообман более невозможен, и привязка к нему. Это самая предательская форма самообмана и настоящее нерестилище лицемерия и лжи.
  • Ученики воспринимают своего лидера, как центр вселенной. Трудно не влюбиться в такой образ себя.
  • Для того, чтобы капитулировать перед внешним авторитетом, некоторое недоверие к себе должно уже присутствовать. Сюда включается неверие человека в то, что он мог бы получить «это» (чем бы «это» ни являлось) самостоятельно.
  • Страх в значительной части удерживает многих людей в этих группах — не только страх возвращения к неопределенностям самостоятельного бытия, но и глубокий страх быть беспомощным и неспособным доверять собственным суждениям вообще.
  • Увидев, насколько участники способны к самообману и к нахождению под влиянием другого, становится не удивительно, почему многие люди, покидающие группу, боятся не только самих себя, но и мира вообще. Они видели других людей, также охотно выполнявших указания лидера, неважно какие. Поэтому они осознают, что люди способны делать почти все, что угодно — что делает мир сильно изуродованным местом.
  • Чтобы жить, равняясь на идеалы превосходства, необходимо иметь внутри сурового диктатора, который, в свою очередь, оправдывает внешнюю суровость и беспощадность тем, что она является средством достижения некой абсолютной чистоты.
  • Цельный человек мог бы отнестись к вине просто как к информации о том, что существует несоответствие между его ценностями и поведением, поэтому следует разобраться и в том, и в другом, чтобы решить, на чьей стороне правда (если это так).
Categories: Интересные книги, Интересные цитаты, Психология гуру | Оставьте комментарий

В поисках Гурджиева

Гурджиев

Э.Сторр: «Мы, конечно, страдали, и ничего не имели против того, чтобы передохнуть, но в нас ни осталось больше ни капли протеста – потому что единственное, чего мы действительно хотели, было продолжать идти за Гурджиевым. Все остальное – просто не имело значения».

В книге Энтони Сторра «Исследования гуру. Колоссы на глиняных ногах» описывается несколько лидеров деструктивных групп, а также их действия, созданная система верований, методы воздействия и система наказаний. Речь идет о группах, существовавших в 1960-80-х годах, в основном в Соединенных Штатах. Способность людей закрывать глаза на происходящее, вытеснять действия выбранных ими учителей и убеждать себя в непогрешимости их действий кажется настолько неизученной, что остается только поражаться результатам происходящих трансформаций в психике людей. Для меня описанные примеры – доказательства способности людей вытеснять невозможное и продолжать убеждать других в том, что жизнь их была во многом счастливой.

  • Группа #1:

Джим Джонс

В первой группе лидер (Джим Джонс) насиловал людей сексуально, публично подвергал наказаниям вроде надевания на голову штанов с собственной мочой, проводились публичные избиения на церковном подиуме, некоторых заставляли есть перемолотый острый красный перец, иногда наказанных опускали в колодцы. [В рядах этой группы не состояли психи, участники были обычными людьми, которых ты видишь каждый день. Несколько адвокатов, люди из среднего класса, медсестры, и так далее]. Группа закончила массовым самоубийством большинства членов.
Вроде, куда уж дальше? Что еще необходимо сделать, чтобы заставить людей усомниться в происходящем?

Э. Сторр: «Доктор Джеймс С. Гордон – психиатр, который интервьюировал в течение 10 лет людей, выживших после массового самоубийства в группе, с удивлением отмечал, что ни один из оставшихся в живых не жалел о времени, проведенном в группе».

  • Группа #2.

Лидер второй группы (Давид Кореш) бил детей от восьми лет и старше, занимался сексом с мальчиками и девочками начиная с 12 лет, которых брал у участников группы. Мужчин и женщин он разделял, и мог пользоваться женщинами группы по своему усмотрению. Когда он считал, что наказание заслуженно, то он мог опускать людей в сточные канавы, впоследствии не позволяя мыться.
Тоже, кажется, должны возникать вопросы, действительно ли человек, совершающий подобные действия, является адекватным.

Э. Сторр: «Дэрек Ловлок, один из выживших после осады ранчо группы агентами ФБР, тем не менее настаивал, что Давид Кореш был честным и сострадательным человеком. Он считал, что мы все были одной большой семьей, у нас было чувство общности и мы верили в одни и те же вещи».

Когда ФБР штурмовали ранчо Давида Кореша, то расчет был на то, что многие ринутся на свободу в проделанные ими отверстия в стенах зданий на ранчо. Они предполагали, что матери с детьми точно кинутся наружу – ведь это их детей насиловали.
Никто наружу не ринулся.

Давид Кореш

Интересно объяснение, которое Сторр дает этим событиям: « И в той и в другой группе практически не было «перебежчиков на другую сторону». С того момента, когда гуру убеждает последователя в своем мессианском статусе, поведение участников, расцениваемое по привычным стандартам обычных людей, становится бессмысленным. Вера в учителя полностью отменяет рациональные рассуждения».

Дальше Сторр пишет об удивительном (и оказывается давно известном) в психологии явлении, которое называется folie a deux.
«Если два человека живут вместе, и один из них сумасшедший, то второй человек может стать исключительно убежденным (как минимум) в нескольких убеждениях, разделяемых другим человеком. Если человек с отклонениями устранен из этой среды (например, помещен в госпиталь), то часто второй выздоравливает и со временем возвращается к адекватной картине мира. К сожалению, в среде, созданной Корешом и Джонсом, уход был невозможен».

Когда я читаю описания Сторра, то вопрос, который я себе нередко задавал – «как можно не замечать стольких вещей в собственном опыте» – перестает казаться глупым. Очевидно, что люди могут не замечать намного большее, чем описано мной. Происходящее очень напоминает сказанное Крамером: «Однако даже с наилучшими намерениями, принятие роли духовного авторитета для других людей запускает в движение систему взаимодействия, которая механична и предсказуема».

Categories: Психология беженца, Психология гуру, Разные группы, Сектантство | 4 комментария

Крамер и Олстед — об иерархиях

Крамер и Олстед – еще одна книжка, где встречается много пересечений с тем, что происходило со мной. Что-то из этих цитат хотелось комментировать, что-то казалось и без комментариев легко узнаваемым. Если коротко, книжка об этом:
«В «Записки о гуру» подвергаются критике отношения гуру/ученик. Мы не хотим сказать, что сомневаемся в том, что некоторые, кого считают лидерами групп, обладают большим проникновением в суть, нежели их последователи. Однако даже с наилучшими намерениями, принятие роли духовного авторитета для других людей запускает в движение систему взаимодействия, которая механична и предсказуема».

  • «Универсальным фундаментом для всех форм авторитарных мировоззрений, является то, что все они содержат и задействуют механизмы внушения недоверия к себе». [Это утверждение похоже на мой опыт.
    Недоверие к себе, в свою очередь, приводит к еще большей зависимости от авторитарных или групповых мнений.]
  • «Наблюдающим такие авторитарные группы извне кажется,  что их члены отказываются от своей власти в пользу лидера. Но большинство учеников не так уж много имели чего-то личного, чтобы с этого начать. То, чем они в действительности пожертвовали, это их самоопределение. Поскольку для многих их предыдущий выбор не принес желаемого результата, то отказ от самоопределения в начале не ощущается большой потерей».
    [Полностью соответствует моему опыту.
    «Легко продается то, что не ценится. Я для себя никакой ценности особо не представлял… ну так относился к себе все время, с самого детства. Поэтому и продаться за иллюзию светлого мира в будущем мне было предельно легко».]
  • «Если детей учат не доверять себе, то когда они станут взрослыми, их выбор будет невелик, а именно, они начнут кого-то искать, чтобы ему верить, особенно если на них окажут давление».
    [Тоже соответствует моему опыту.
    «Продукт такой семейной атмосферы не будет ставить под сомнение манипуляции. Человек просто перейдет из одной семейной атмосферы в другую, даже не подвергая происходящее сомнению.»]
  • «Многие обменивают свою малую личную власть на то, чтобы паразитировать на власти гуру».
    [Ко мне это тоже имеет отношение – являясь беженце,м я нередко ощущал «бодха за спиной» и чувствовал, что говорю от его лица. Иногда, повторяя дословно слова из Селекции в общении с кем-либо, я мысленно говорил себе, что при несогласии со мной – оппоненту придется ‘иметь дело с Бодхом’. Я представлял, как Бодх разнесет в пух и прах его аргументы, если до этого дойдет. Это, по-моему, точно описывается словом ‘паразитирование’.]
  • «Каждый в иерархии чувствует свою власть и избранность согласно своему положению. Даже низшие ранги могут чувствовать себя старшими по отношению к тем, у кого не хватило ума стать ее членами».
  • «То, что кажется сильной личной связью между гуру и учеником, иллюзорно, ибо оно единственным образом зависит от признания учеником авторитета гуру.  Порвись она, останется немногое».
  • «Создание стен между «нами» и «ними» —  исторически было самым простым способом сделать человека механически повязанным и заполнить вакуум смысла в его жизни».
    [Вспомнилась догма «Жизнь – это борьба». Нацеливая эту борьбу на «них», на противоборство с внешним врагом – реально или искусственно созданным – человек обессмысливает свою жизнь, одновременно создавая в ней иллюзию наполненности. Именно так я и потратил несколько лет жизни на ненависть к израильтянам, точно также я потратил свою жизнь на противоборство и ненависть к ‘хлюдям’.
    Противоборство с хлюдьми и страх потери внутригруппового статуса легко подходят под формулу, описанную Олстедом. Возведенные стены я считаю искусственными, потому что никто из симпатов или беженцев не обладает набором отличий, которые их кардинально отличают от среднестатистически развитого человека.]
  • «Иерархии часто выдвигают идею (иногда завуалированную), о том, что положение в иерархии соответствует духовным достижениям.
    В отношении лидера это измеряется глубиной покорности учеников — охотным повиновением и самопожертвованием. Глубокая преданность лидеру группы предписывается как быстрый путь не только к духовным целям, но также и для продвижения по иерархии».
    [Меня часто настораживало предпочтение тем, кто испытывает или говорит, что испытывает преданность к Бодху. Мне часто казалось, что здесь есть странное противоречие – когда в Селекции говорилось о скандхах, то предпочтение отдавалось не конкретным эмоциям, а только силе озв, испытываемого человеком, независимо от того, куда и на кого оно направленно.]
  • «Участие в авторитарной иерархии является легким маршрутом к цели и назначению. Все это, однако, полностью зиждется на принятии людьми безоговорочной власти лидера. Это также приводит людей к глубокой привязанности к иерархической структуре, к стоящему во главе ее лидеру и к зависимости от них».
  • «Мы также считаем авторитарной такую точку зрения терпимости, которая отсекает проверку чего бы то ни было, что человеческий ум может выяснить».
    [Я согласен, когда в сообществе появляются темы-табу или темы, за которыми следует остракизм, то сообщество можно начать относить к авторитарному. ]
  • «Отношения гуру/ученик содержат существенное предположение, которое делает их отчасти допускающими злоупотребление: а именно, то, что человек может быть полностью свободным от коррупции власти.
    Быть известным как знаток, это одна из самых соблазнительных и трудных ролей. К знатоку относятся очень особенно, ибо, что может быть более особенным, чем считаться сосудом истины?»
  • «Если люди верят в то, что лидер может их спасти, то они способны на любое приказанное действие, включая убийство других, и даже себя».
  • «Обычно лидер дает знать о том, что он находится на гребне эволюционного осознавания и то, что любой присоединившийся к нему человек может встать на гребень волны истории».
  • «Внимательное наблюдение за кругом близких к лидеру людей много что открывает. Его ближайшие и  самые посвященные ученики демонстрируют как нельзя лучше, к чему приводит его учение после многих лет влияния».
  • «Отнесение чего бы то ни было к недостаткам другого — это простая, старинная уловка, используемая всяким, кто считается непререкаемым».
  • Как и религии, деструктивные группы предлагают смысл, цель, личность и общность. Но чувство единения в группах более сильно, поскольку их внутренняя способность к сплочению зависит от защиты чистоты группы от чужих».
  • «Лидер группы часто становится для учеников личным живым богом, умеющим воспламенять даже большие чувства, чем бог, чье присутствие физически не ощутимо».
  • «На личностном уровне не слишком трудно увидеть, когда авторитет авторитарен. Если авторитет не только ожидает того, чтобы ему безоговорочно повиновались, но и наказывает, либо отказывается иметь дело с теми, кто не повинуется, то такой авторитет авторитарен. И с другой стороны, если люди верят в то, для получения каких-либо обещанных авторитетом благ они должны повиноваться без вопросов, и они в этом правы, то отношения авторитарны».
  • «В группах абсолютный авторитет закладывается в лидере, который имеет мало внешних ограничений, если вообще их имеет. Это означает, что лидер (он же обычно и основатель) является не только лишь интерпретатором, но также и творцом истины, и таким образом, имеет свободные бразды правления в том, что он предлагает».
Categories: Интересные цитаты, Психология гуру, Сектантство | Оставьте комментарий

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.