Самообманы

Ёлка

Одна из самых калечащих эмоций – постоянное самоосуждение. Она является также одной из самой распространенных в среде беженцев и симпатов, и происходит это по многим причинам:
а) Вырабатывается зависимость между способностью осуждать себя и положительной оценкой, которую можно получить за самоосуждение.
б) В группе считается, что только человек, способный к самоосуждению является «искренним».
в) Существует мнение, что «только осознав какое ты дерьмо – у тебя есть шанс на изменения», поэтому самоосуждение становится для человека, как ни странно — инструментом просветления и гарантом будущих изменений к лучшему.

Есть довольно много причин, почему человек, в среде симпатов и беженцев становится профессионалом в самоосуждении и человеком, требующим самоосуждения от других – сейчас хочется не об этом, а об очень простой вещи – к чему самоосуждение приводит.
Спектр изменений здесь огромен, я приведу только несколько примеров:

  • Недоверие к способности делать самостоятельные выводы. Недоверие к своему эмоциональному миру и к своему интеллекту.
  • Чувство хронической вины за подавленные эмоции.
  • Постоянное доминантное негативное отношение к самому себе.
  • Уверенность, что только ты один являешься таким отъявленным ничтожеством и у других все лучше.
  • Уверенность в том, что ничего светлое и приятное в жизни тебе недоступно.
    (Список можно продолжить)

В конечном итоге происходит такое изменение жизни, когда ты не можешь абсолютно ничего сделать, без того чтобы не осудить себя за самые элементарные действия.
Человек (морда, по классификации Бодха), который является авторитетом для сообщества саженцев – не может просто поиграть в бильярд без того, чтобы не осудить себя за то, что ей это захотелось.

Способность поиграть в бильярд воспринимается как достижение:
(Елка) «Есть много желаний, которые считаю мудацкими. Я уже доросла до того, чтобы реализовывать все или почти все».
Если отвлечься от того, что речь идет о самом авторитетном среди саженцев человеке – то разве не показалось бы такое утверждение странным? Дорасти до того, чтобы играть в бильярд без угрызений совести?

Конечно легко предвидеть аргумент : «Она обнаружила омрачение и устранила его, и теперь ей легко играть в бильярд» — но человеку, которому не приходит в голову, что проблема не в конкретной игре, а в атмосфере, где механизмы самоосуждния постояннно действуют — всегда удастся найти еще тысячу причин себя осудить.

Реклама
Categories: Группа Бодхи, Психология беженца, Самообманы, Сектантство | 5 комментариев

Тандемные страхи

Страх осуждения — это только «начало». Каким бы всеобьемлющим и проникающим в твою жизнь он не был, вместе с ним приходит и другой страх: страх признаться, что ты испытываешь его, и испытываешь его очень часто.
Если просто, то это сильный страх появления страха. Я уверен, что этот механизм знаком многим из самых обычных жизненных ситуаций, у меня, например, это появляется во время боязни высоты: я знаю об этом страхе и боюсь его появления.

Если ты признаешься себе, что жизнь во многом состоит из страха осуждения и страха того, что он появится, то ты перечеркнешь все — ты больше не беженец и не симпат, ты не смелый исследоватеь восприятий, отличающися от других людей. Ты скорей всего затаил обиды на кого-то раз так долго боишься осуждения этих людей, ты не можешь испытывать открытость и близость, если боишься автритетных учасников группы — твоя жизнь, зависящая от мнения созданных тобой авторитетов, полностью перечеркивается.

Поэтому ты испытываешь не только страх осуждения, ты еще часто боишься его возникновения. Этот механизм можно навать «двойным страхом», и я практически уверен, что этот механизм применим ко многим восприятиям — когда есть не только страх быть осужденным, но и изначальный страх, что такое восприятие может появится.

Каждый из этих страхов может являться толчком к вонзикновению другого. Достаточно вспомнить о страхе появления «неприемлемого восприятия» как это восприятие появляется. Поэтому описание Лалич «жизнь сектанта — это хождение по яичной скорлупе» очень верно, именно так и поступает человек, который боится сделать неверный шаг. И единственный выход для него — это постоянно подавлять эти страхи, и в собственной способности их игнорировать искать опровержения, что твоя жизнь именно этими страхами управляется.

Это исключительно калечит человека — не просто жить в страхе, но и формировать настоящую фобию возникновения этого страха.

Categories: Из дневников, Психология беженца, Самообманы | 1 комментарий

Симпаты и обычные люди

Бодх о симпатах:

  • «Симпаты отличаются в большинстве своем от не-симпатов только тем, что они довели уровень своей искренности до значения, равному 1. У остальных людей он полностью нулевой. Наличие этой минимальной искренности позволяет им выявлять свои приятные и неприятные проявления и восприятия, обсуждать их, и конечно неприятных проявлений больше намного, иначе и быть не может. В итоге создается впечатление, что симпаты намного более неприятные, чем обычные люди.
    Это, конечно, не так, и чтобы убедиться в этом — пообщайся открыто, то есть не подстилаясь, в компании неприятного тебе симпата и приятного тебе не-симпата, и посмотри — чего получается. А получится то, что с неприятным тебе симпатом ты сможешь все таки наладить конструктивное общение, по меньшей мере мирное сосуществование. А приятный тебе не-симпат станет врагом и начнет тебя ненавидеть, мстить, и жить с ним мирно будет невозможно».

Я говорил с большим количеством людей, пытаясь разобраться из чего состоит их внутренний мир, их отношения к детям, к сексу, к семейным ценностям, к изменам, об их сексуальных фантазиях, о том, что они делают для развития детей, как относятся к развитию сексуальности детей, о том, во что они влюблялись, о желании сдавать своих детей в детдома, о том, что заставило их стать сексологами и так далее – в общем, на все те темы, которые считаются в обществе острыми.
Конечно, были люди, которые отказывались говорить на эти темы – но это бывает и среди симпатов, и тому несложно найти подтверждение на мс. Многие люди нередко испытывали дискомфорт от разговоров на такие темы – но разве и симпаты не испытывают дискомфорт от переписок по острым вопросам?
И все же многие люди, которые изначально казались адекватными, довольно спокойно и долго могли разговаривать на острые темы, не впадая в сильное негативное отношение ко мне – не говоря уже о ненависти, мести и невозможности мирно жить. Такие разговоры с людьми можно прочитать в моем жж. Нередко симпаты писали потом «Как тебе удается разговаривать с людьми на эти темы без того, чтобы люди кидались на тебя и без того, чтобы посылали с первых 5 минут разговора?»

Ответ на самом деле очень простой – если ты даешь человеку понять, что ты искренне заинтересован в нем, что ты не хочешь и не будешь его осуждать, что ты готов обсуждать любые подобные темы и в отношении себя, что твоя открытость – это интерес к нему как к человеку, а не желание его осудить или переделать – то, как правило, довольно много можно узнать о людях, не вызывая в них ничего из ранее описанного – тебя не начинают ненавидеть, тебе не хотят мстить – с тобой продолжают общаться, заниматься сексом, шутить и проводить время.
Мне не очень понятно это нагнетание истерии в отношении внешнего мира, в то время как можно сделать и другие, более адекватные выводы:
* У нас просто нет навыка общения с другими людьми, но как и любой другой навык – он вырабатывается.
* Разговоры с людьми на острые темы возможны, если не впадать в праведность, возмущение и желание доказать и переубедить.
* Искренний интерес к людям несовместим с их частым осуждением.

Вывод, мне кажется, довольно простой — если ты говоришь с человеком с искренним интересом и даешь ему понять, что не осуждаешь его, то адекватные люди довольно часто идут на контакт; а если ты с ними говоришь как симпат – то такое общение невозможно и никогда не приводит к тому, ради чего общение, как правило, происходит. Ошибка здесь в том, что когда говорится «не подстилаясь», то имеется в виду симпатский стиль общения, в котором много возмущения, желания подавить, показать чувство превосходства и добиться моментального признания вины, и это, естественно, не выносит никто — ни сами симпаты, ни обычные люди. (Речь идет не о предложении вежливого общения в качестве альтернативы – речь идет о том, что при установлении доверия нет необходимости говорить эзоповым языком – обтекаемо-вежливо и сглаживая углы.  Достаточно говорить с человеком без осуждения и продавливания своей точки зрения – и тогда нередко люди реагируют адекватно даже на очень откровенные разговоры).

*

Вывод о причинах различия реакций обычных людей и симпатов тоже не такой однозначный, как в цитате Бодхи, где он утверждает, что с обычными людьми невозможно общаться на острые темы. На самом деле проблема не в острых темах, да и создание договоренностей у симпатов – не всегда результат желания продолжать адекватное общение.  Симпат не может позволить себе реакцию обычного человека – он не может защищаться, иначе будет уличен в агрессии, лживости или другом омрачении. Oтказ обсуждать что-либо часто сопровождается нежелательными последствиями — если ты не хочешь обсуждать что-либо, с тобой прекращают общаться люди, которых ты считаешь очень для себя интересными и важными. Поэтому согласие продолжать общение и создание договоренностей не всегда говорят об адекватности реакции симпата. Часто согласие  является вынужденным и обусловленным страхом потери — а не адекватной реакцией на создание договоренностей.

Categories: Бодхи, Двойные стандарты, Ошибочные представления, Самообманы, Элитизм и превосходство к людям | 4 комментария

Ноам Хомски о самообмане

Хомски лет 15 назад

(Это мой перевод с английского лекции, которую Ноам читал в одном американском колледже).

Как люди становятся настолько склонными к самообману? В целом – вы не можете врать постоянно или так много, если у вас это не в крови – в том смысле, что вы должны сами верить в сказанное так, чтобы не возникало мыслей о самообмане. Мы постоянно врем людям – если мы, конечно, не какие-то сошедшие с небес ангелы, но мы делаем так, что в первую очередь убеждаем себя, что произносимое нами – правда.
Это все, конечно, идет еще из детства – представьте себе… вы 8-летний ребенок и украли игрушку у брата. Приходит мать и скорей всего кричит на вас. Вы, конечно не говорите – ну, понимаешь, я хотел эту игрушку и взял ее потому, что я сильнее и больше, и мне она понравилась. Вы говорите совсем другое – «Она на самом деле не была его, и кроме того, я хотел ее больше, чем он – так что я имел полное право ее взять».
Подобный тип закрепляется и влияет на всю дальнейшую жизнь — даже на работу популярного и ответственного журналиста CNN. Вы, собственно, даже не попадаете в такие круги журналистике, если вы не индоктринированы в достаточной степени… вы просто уже не можете думать в других категориях. Конечно такие люди всегда обижаются, когда делаются предположения об их ангажированности, или когда какой-нибудь другой журналист упрекает их в необъективности. Они так и отвечают – «Мне никто не говорит, что писать, я пишу то, что думаю, и то, во что действительно верю». И это, кстати – абсолютная правда. Люди, которые находятся на позициях власти, естественно, не позволят себя нанять на такую работу человека, представления которого о правильности отличаются от того, что их работодатель хочет услышать. Так что он действительно не врет в этом смысле.

Как все это начинается? С самого раннего возраста – с детского садика даже. С самых ранних ступеней нашего развития мы попадаем в атмосферу, где действует механизм «отбора за послушание».  Может я здесь ошибаюсь, поправьте меня , если это так – но по крайней мере мой школьный опыт именно об этом и свидетельствовал. В моей среде был отбор по поощрению в зависимости от послушаемости – то есть была система поощрения тех людей, которые способны быть послушными и жить не высовываясь. В конечном итоге все кончилось тем, что я поступил в один из колледжей «высшего качества», и я в точности знаю, как это произошло – я сам научился молчать, и часто затыкал себе рот. Я всегда считал, что моя учительница в школе была полной лошадиной задницей, но я научился никогда об этом не говорить. Я всегда говорил себе – «ок, я сделаю то, что меня просят, фиг с ними». Со временем, если ты достаточно пассивен в противоречиях  и бесконфликтен, ты пробиваешься поближе к верхним эшелонам. Есть люди, которые этого не делают – и они становятся проблематичными, им приписывают разные вещи вроде «проблем поведения», их считают разрушающими атмосферу, и всякое такое – просто потому, что они в достаточной степени независимы. Это то, что сейчас происходит с моими детьми. Независимые люди… ну они всегда будут занозой в чьей-то попе, и это понятно — они мешают отлаженной работе системы. Тем или иным способом от них попытаются отделаться или держаться в стороне.

Так, конечно, не везде, но исключения очень редки. В некоторых областях науки ситуация другая – там поощряется независимость. Массачусетский Институт Технологий – именно такой в отделении физики, там просто поощряют творческий подход и подвергание авторитетов сомнению. Но это, как я уже сказал, – редкое исключение. В большинстве случаев от вас требуется пассивность и определенный конформизм, чтобы занять место в управляемой системе отношений. И люди, которые не согласны или слишком самостоятельны, подвергаются часто устранению из этой среды – с теми или иными вариациями исхода. Есть также системы разделения людей… ну в общем навряд ли мне стоит вам об этом рассказывать, это просто самые базисные техники социального контроля. Если вы не можете применять силу, то ясно, что запускаются определенные методы социального контроля над образом мышления.

Categories: Самообманы, Связь сектанства и отношений в семье

Аронсон — Убеждение себя убеждением других

Мой механизм, который я описывал в одном из постов:
«Ты понимаешь, что жить в состоянии самообмана мучительно, и ты идешь на компромисс с рассудком – ты начинаешь искать опровержение своим сомнениям в попытках убедить как можно больше людей. И их согласием ты пытаешься себя убедить, что ошибки нет, и сомнения не оправданы».

Аронсон – описание реакции участников одной группы:
«Как они могли убедиться, что поступили правильно? Как они могли убедить себя, что их поведение не было абсурдным? Убеждая других, конечно! После того как первоначальное предсказание не сбылось, группа ощутила потребность привлекать последователей — чтобы таким путем убедить себя, что принесенные жертвы не были напрасными; ведь если они в состоянии так или иначе убеждать других, что их вера спасла мир, то могут успокоить и собственные сомнения».

Интересно, что эксперименты поставленные Аронсоном, говорят о том, что убеждение других действительно является эффективным способом сменить свой образ мыслей:
«Действительно, в ходе недавней серии исследований было обнаружено, что одна лишь мысль о том, каким образом передать убедительное сообщение другим, в итоге ведет к переменам позиции, которые могут сохраняются в течение нескольких месяцев».

Categories: Интересные цитаты, Психология беженца, Самообманы | Оставьте комментарий

Механизмы коллективного осуждения

Я нередко присоединялся к коллективному осуждению. Ситуации могли быть разными – действия, которые считались «неприемлемыми», уходы из группы, взаимоотношения с людьми, предположительно ненавидящими цели селекции, или сомнения в мотивации беженцев. Я присоединялся к этим обсуждениям не из желания разобраться в происходящем, а из страха, что мое неучастие может быть приравнено к молчаливому согласию с осуждаемой точкой зрения.

Механизмы, задействованные при коллективном осуждении:

  • Дискредитировав человека, я дискредитировал факты.
    Я понимал, что так действовать странно и что иду на самообман,  но страх собственного осуждения пересиливал любые доводы рассудка. Через какое-то время мне стало легче мириться с самообманами, и я научился жить двойной жизнью.
  • Подавление страха ошибки.
    Загнать страх своей неправоты вглубь и создать такой образ человека, чтобы при вспоминаемых фактах — возникали не мысли о его возможной правоте, а о том, какой он ненавидящий.
  • Спасение в негативном мнении других.
    Чем эмоциональней и агрессивней обмен мнениями между участниками обсуждения, тем уверенней я себя чувствовал. Негативное мнение других о человеке укрепляло мое собственное, усиливая чувство правоты.
  • Сплоченность перед лицом «общего врага».
    Коллективное осуждение вызывало чувство сплоченности перед общим врагом. Я начинал думать, что отстаиваю что-то ценное, и таким образом переопределял то, что испытывал – я больше не вешал ярлыки, а боролся за самое ценное, что может быть у практикующего.
Categories: Психология беженца, Самообманы, Сектантство | Оставьте комментарий

Влияние чувства вины на ясности

Чувство вины перед кем-либо всегда воспринимается как доказательство «их» правоты. Поэтому начинает работать механизм — чем сильнее к тебе негативное отношение, тем они правее.
Если представить, что человек осуждает — одного этого достаточно, чтобы почувствовать себя виноватым, а его правым. Чем более страшные картины негативного отношения рисуются, и чем чаще к тебе негативное отношение проявлялось, тем быстрее возникает немотивированное чувство вины. Когда это чувство вины превращается в привычку, ты становишься для себя по умолчанию неправым.

Такой механизм осложняет разбор того, что происходило в среде, где ты годами испытывал чувство вины. Ты можешь проснуться утром, и начать сомневаться — как будто разборы исчезли и ясности обесценились. Чтобы этого не происходило, необходимо понимать, что это просто привычка, механизм, который приравнивает возникновение вины к доказательству твоей неправоты.
Это способ эмоционального давления, который работал годами, и он знаком по отношениям в семье. В среде беженцев и симпатов он просто усилился.

Любая эмоция, ассоциирующаяся с чувством вины, может служить «эмоциональным доказательством» правоты собеседника — например:

  • Стыд перед авторитетным человеком
  • Беспокойство за свои действия
  • Страх наказания
  • Страх быть осужденным за высказанные (или невысказанные) мысли
  • Смоделированные в воображении неприятные ситуации.

Необходимо просто помнить, что возникновение таких эмоций является пусковым механизмом состояния «свободного колебания», описанным Лалич.

 

 

Categories: Механизмы эмоциональной зависимости, Открытия, Причины и механизмы внушаемости, Психология беженца, Самообманы, Сектантство | Оставьте комментарий

Заимствованные ясности

Есть много способов самообмана, один из них — употребление терминов без особой ясности в том, что они обозначают. Как результат, ты употребляешь термины не для обозначения появившейся ясности, а чтобы скрыть ее отсутствие. Или просто для пускания пыли в глаза собеседнику, надеясь, что за умными словами не заметят неуверенного в себе и своих выводах человека.

Мне было стыдно показать, что я не могу четко формулировать свои мысли, и поэтому я часто прибегал к наукообразным терминам и сложным предложениям. И чем чаще я пользовался умными словами, тем сильнее становился страх, что за сложными терминами легко увидят «голого короля». Это приводило к тому, что чем больше я писал что-то умное, тем сильнее и сильнее становилась неуверенность в себе. Эту неуверенность я пытался компенсировать все более сложными рассуждениями, и это превратилось в замкнутый круг.

И вот результат – скрывая свою неуверенность за наукообразными словами, я незаметно для себя превратился в человека, переставшего доверять собственному мнению.

Categories: Самообманы, Формирование недоверия к себе | Оставьте комментарий

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.