Психологческие проблемы выхода из группы

Психология жертвы в семьях и деструктивных группах

«В деструктивных группах и отношениях, построенных на психологическом доминировании или подавлении, те, кто находятся в положении эмоционального подчинения, всегда верят, что они сами заслужили плохое обращение или что такое отношение к ним направлено на улучшение их личностных качеств. Они часто настаивают на том, что все плохое и ужасное идет от них самих, и никогда не решаются подумать, что давящий на них человек может быть жестоким или не заслуживающим простого доверия. Причина очень проста, им просто страшно предположить такое, так как это может привести к разрыву отношений и обесцениваю своей личности. Это объясняет, почему в деструктивных группах даже разочарованные последователи нередко продолжают верить в изначальную доброту лидера и в ценности, усвоенные в группе. Поэтому даже после того, как человек решиться покинуть группу, он нередко несет на себе ношу вины и стыда и продолжает считать лидера группы исключительно хорошим, а иногда и богоподобным человеком. Это довольно часто встречается у людей, которые уходят из групп без консультирования либо без попытки разобраться в происходящем. Это нередко встречается также среди женщин, которых бьют, и среди детей, которыми злоупотребляет родители или другие взрослые, которых они почитают или обожают».
( На примере симпатов, можно увидеть, как это происходит — человек, покинувший сообщество, написал о причинах своего ухода: «Я не считаю, что секту создает Бодх. К Бодху мое отношение не изменилось. Я считаю, что секту создают симпаты)

«Близкие нам люди, использующие эмоциональный шантаж, редко являются теми, кто, просыпаясь утром, первым делом думает: «Как мне побыстрее разделаться с жертвой?» Скорее это люди, для которых шантаж — средство контролировать ситуацию и потому чувствовать себя уверенно. Не важно, насколько самоуверенным кажется шантажист, он все равно ощущает высокую степень тревоги. Но когда он начинает действовать и мы подчиняемся ему, на какой-то момент шантажист чувствует свою силу. Эмоциональный шантаж становится его средством против неуверенности и страха. Трудно признаться себе, что, уступая шантажисту, мы в действительности обучаем его шантажировать нас.
Однако неприятная истина заключается в том, что подчинение требованиям шантажиста поощряет его, и каждый раз, когда — сознательно или бессознательно — мы уступками помогаем человеку совершить какое-либо действие, мы самым определенным образом даем ему понять, что он может совершать те же действия и в дальнейшем».
(Из книг Джаньи Лалич «Плененные сердца, порабощенные умы» и Сюзан Форвард «Эмоциональный шантаж».)

*

Это кажется предельно простым моментом, но я его не понимал — мы придаем силу и уверенность тому, кто шантажирует, соглашаясь с его шантажом. И, как ни странно — это игра, которая делает всех по своему «счастливыми» — шантажист получает силу и уверенность, а шантажируемый — облегчение и временную безопасность за счет согласия на предъявленные требования.

Реклама
Categories: Зависимость от авторитета, Психология беженца, Психологческие проблемы выхода из группы, Связь сектанства и отношений в семье | 1 комментарий

Психологические проблемы, связанные с выходом из группы

Лангоуни:
«Решение экс-культиста уйти может быть твердым, но остается большой избыток неразрешенных спорных вопросов, которые неизменно вызывают высокие уровни стресса».

И это, к сожалению, действительно так. Если ты захочешь отказаться от привычного сектантского образа мышления и попробовать жить другой жизнью, то тебе скорей всего придется столкнуться с набором сложностей, характерных для этой ситуации. Через многие из них я прошел сам,  видел, как проходили другие, читал об этом в книжках по психологии сектантства и в описаниях людей, ушедших из других групп – поэтому можно сказать, что эти сложности общие для людей, ­независимо от направленности их группы.
Список внизу – это характерные проблемы и состояния, с которыми скорей всего придется столкнуться.

  • Неспособность связно мыслить или делать логические заключения без использования лексикона группы. Это может сопровождаться паникой, что утрачена способность думать самостоятельно и страхом, что вне группы ясное мышление недостижимо.
    [Механизм всегда один: при первом затруднении сформулировать мысли происходит переключение на стандартные клише группового лексикона. Ты говоришь себе, что легче так, чем пытаться переформулировать – и что лучше думать в привычных категориях черного и белого, чем заново учиться формулировать мысли другими словами. Иногда может вслед за этим возникать желание вернуться в привычную атмосферу группы, чтобы иметь возможность думать по-старому.]
  • Состояния «свободного колебания».
    Джанья Лалич: “Распространенная сложность для людей, выходящих из-под сильного эмоционального давления – научиться способности справляться с эффектом “свободного колебания”, когда люди “качаются” между свойственной им личностью, и приобретенной личностью сектанта».
    [Такое «качание» действительно болезненно, и на первых порах необходимо прилагать достаточно много усилий, чтобы возвращаться в приемлемое для тебя состояние. ]
  • Уверенность в бесперспективности  жизни вне группы.
    [В представлении многих участников группа была гарантом присутствия в жизни смысла и нередко гарантом безопасности будущего. Многие участники привыкли думать, что путь, выбранный группой или провозглашенный её лидером – единственная возможность для личного развития. И поэтому жизнь вне группы может начать восприниматься провалом, который невозможно или очень сложно исправить.]
  • Осуждение себя за неспособность замечать очевидное, вина за интеллектуальную неадекватность.
    [Часто уйдя из группы и получив ясность в происходящем, человек винит себя за неспособность видеть применявшиеся методы манипуляции, за неспособность оценить склонность себя и других к конформизму и за наивность и идеализм].
  • Потеря самоидентификации и доверия к эмоциям.
    [В среде, где «разрешенные эмоции» составляют большую часть эмоционального мира, вырабатывается привычка получать одобрение прежде чем эмоция легитимно начнет восприниматься ‘правильной’. Без группы человек начинает испытывать недоверие к своим эмоциям, — он не знает, как их оценить, ведь он очень привык ориентироваться на чужую оценку. В результате, человек нередко находится в состоянии растерянности и начинает либо искать новых авторитетов, либо думать о возврате в старую группу, где эта проблема решена.
  • Приступы самоосуждения.
    [Привычка осуждать и критиковать себя ради группового одобрения не уходит вместе с исчезновением группы. Группа исчезает, но человек продолжает испытывать зависимость между постоянной критикой себя и положительной оценкой своей личности.]
  • Чувство вины за помощь в вовлечении знакомых в группу. Чувство вины за произошедшее с ними.
    [Как правило, появляется, когда ты отдаешь себе отчет в том, что ты в группе манипулировал людьми точно также, как манипулировали тобой.]
  • Страх последствий ухода из группы. Как правило, наиболее отчетливо проявлено три страха:
    а) Страх, что коллективное осуждение участников группы за твой уход может служить доказательством неправоты сделанного выбора.
    б) Страх, что предсказанная участниками группы духовная смерть после ухода – это не вопрос выбора человека, а приговор.
    в) Страх, что после твоего ухода «у них все начнет получаться»,и твои выводы и жизненный выбор обесценятся.
  • Депрессия разочарования
    [Стив Хассен: «Трудно описать боль от осознания факта, что вам лгали и подвергали ваше сознание контролю и управлению, от того, что то, что казалось вам  «мечтой», на самом деле оказалось кошмаром».
    Мне хорошо знакомо, что описывает Хассен. Возникает сильное сопротивление и нежелание рассматривать факты, чтобы сохранить мечту и не дать ей разрушаться. Особенно хочется продолжать обманывать себя, так как мечта о светлом и новом  мире двигала тобой и до вступления я группу. Нереализованная мечта совмещенная с уверенностью, что только в группе она может быть осуществлена – мощный стимул для испытывания вины и желания все вернуть на свои места]
  • Вера в «доброго царя».
    Сильная эмоциональная привязанность к лидеру или его идеям приводит к состоянию раздвоенности, когда хочется думать, что ошибки были совершены его непосредственным окружением, либо людьми из его группы, извратившими (без ведома лидeра) классную идею.
    [Об этом точно написал Хассен: «На свете есть тысячи людей — бывших мунитов, которые верят, что Мун — мессия, но в свое время вышли из секты, потому что не смогли вынести стиля жизни в группе. Они мысленно ждут, что группа реформируется, и тогда они смогут в нее вернуться. Они не понимают, что структура и стиль управления группой таковы именно благодаря Муну».
    Поддерживая такие убеждения, человек не дает себе шанса жить новой жизнью и пытается усидеть на двух стульях, в тайне ожидая возможности присоединиться к деструктивной атмосфере, на новых, устраивающих его условиях.
  • Синдром частичного согласия.
    Покидая группу, участники часто пытаются применить черно-белое мышление и к переоценке своего опыта. Вместо интегрирования его в свою жизнь и отдавания отчета в привлекательных и непривлекательных чертах – человек пытается представить в негативном свете абсолютно все, что с ним происходило. Результат такого подхода – страх, что любое опровержение его негативного мнения является подтверждением его тотальной ошибки
  • Осуждающие «голоса»
    Привычный механизм корректировки поведения, когда при попытке принять правильное решение в голове раздается голос лидера, который не пропадает вместе с исчезновением группы или членства в ней, и продолжает звучать. Осуждающие голоса лидера или участников группы часто являются триггерами неприятных и на начальном этапе бесконтрольных эмоций. Эта неконтролируемость вызывает состояния беспомощности, зависимости и апатии, когда кажется, что осуждение само по себе является доказательством вины и  неправоты.
Categories: Психологческие проблемы выхода из группы, Сектантство | Оставьте комментарий

Эффект «свободного колебания»

Для меня важно понимать, что происходящее со мной не уникально, и что это происходило и со многими другими людьми. Тогда становится понятно, что  это просто распространенная болезнь сектантства, она описана, и ее симптомы хорошо известны.

Лалич: «Еще одна распространенная сложность для людей выходящих из-под сильного эмоционального давления — научиться способности справляться с эффектом «свободного колебания», когда люди люди, вышедшие из секты, «качаются» между свойственной им личностью, и приобретенной личностью сектанта. Люди, старающиеся избавиться от сильной эмоциональной зависимости, нередко подвержены навязчивым мыслям — правильно ли они сделали, что ушли.»
Сейчас мне несложно описать, почему происходят эти колебания, и я знаю что с ними делать. Но мне кажется, что значительно легче вылезать из состояния эмоциональной зависимости, когда есть ясность, что ты имеешь дело с довольно распространенной болезнью — а не с чем-то совершенно новым и неисследованным.

Categories: Из дневников, Открытия, Психологческие проблемы выхода из группы | 2 комментария

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.